Концерты и шоу
  • 14+

    Евгений Гришковец "Как я съел собаку"

    Русский драматический театр, Большой зал, 5 ноября 19:00 вт

    Билеты в наличии: 1 000 — 3 700

    «Как я съел собаку» — пьеса и первый моноспектакль российского драматурга, режиссёра и актёра Евгения Гришковца.

    Премьера моноспектакля состоялась в ноябре 1998 года в Центральном академическом театре Российской армии в Москве, где присутствовали всего семнадцать человек, ставших первыми зрителями. Этот показ стал поворотным в жизни автора и вскоре принёс Евгению Гришковцу широкую известность и признание.

    Моноспектакль многократно исполнялся автором в разных городах России и Европы. Переведён на несколько языков. Записана аудиоверсия спектакля.
    Пьеса «Как я съел собаку» — это, по словам автора и исполнителя, «универсальная история взросления человека», опыт моряка, полученный им во время службы на Тихоокеанском флоте.

    Повествование ведётся от первого лица одним актёром (самим автором) как воспоминание человека о детстве, отрочестве, морской службе. О том, как меняется жизненное восприятие молодого парня, матроса российского Тихоокеанского флота во время прохождения службы вдали от родного города. Разность переживаний новобранца, едущего в поезде на Дальний Восток по сравнению с переживаниями его же, но три года спустя, и создаёт основу пьесы. Спектакль-монолог содержит множество жизненных историй из детства и юношества героя, который делится своим жизненным опытом так, будто этот опыт был получен лично каждым из зрителей.

    Автор и исполнитель анонсирует свой моноспектакль так:

    «Я расскажу о человеке, которого теперь уже нет, его уже не существует, в смысле он был, раньше, а теперь его не стало, но этого, кроме меня, никто не заметил. И когда я вспоминаю о нём или рассказываю про него, я говорю: „Я подумал… или я, там, сказал“… И я всё подробно помню, что он делал, как он жил, как думал, помню, почему он делал то или другое, ну, там, хорошее или чаще нехорошее… Мне даже стыдно за него становится, хотя я отчётливо понимаю, что это был не я. Нет, не я. В смысле для всех, кто меня знает и знал, это был я, но на самом деле тот „я“, который сейчас это рассказывает, — это другой человек, а того уже нет и у него уже нет шансов вновь появиться… Короче, мне пришлось или довелось, служить три года на тихоокеанском флоте… Вот какой был человек.»